belvol (belvol) wrote,
belvol
belvol

Category:

Если бы Харьков был столицей

 

Рецепт успеха. Если бы не череда случайностей и одна выгодная ставка, Харьков сегодня не был бы райцентром.

Так выгладела площадь Свободы до войны, фото из личного архива А.Венчука

Так выгладила площадь Свободы до войны, фото из личного архива А.Венчука

 

Города, как люди: они рождаются одинаковыми, с равными возможностями и задатками. Например, редко кому везет, как Петербургу, — ему еще до рождения была уготована столичная роль, огромные привилегии и шикарные почести. Харьков не из этой серии.

Авантюрист и трудяга, он появился, как и сотни многих крепостей, в период слияния Украины с Россией. Ему, как и многим другим мелким поселениям, была уготована роль охранника, но сначала случайность, а потом и правильная оценка ситуации позволили городу стать главой Советской Украины, собрать за своими стенами столичную власть. Могло ли 355 лет назад скромное казацкое поселение с двадцатью соломенными хатами и хиленьким деревянным забором рассчитывать на такое? Вряд ли. Сегодня можно легко проследить, какие моменты в истории города были ключевыми и решающими для его развития. Сначала юному Харькову повезло, потом он захотел учиться, потом выгодно выбрал невесту, и, наконец, оказался в нужном месте в нужный момент.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ: ОДИН ОСТРОГ В БОЛОТЕ

Днем рождения Харькова считается 1654 год. С этой датой связано первое упоминание о крепости. Харьков родился, когда у Киева появлялась седина, а Москва вступила в подростковый возраст. Небольшое поселение между реками Харьковом и Лопанью организовали казаки, построив здесь острог, а позже — деревянную крепость. Казаки формально подчинялись московскому воеводе, но во внутренние дела он не вмешивался. К началу 70-х XVII века в городе проживало 2000 человек. В это время начинается строительство админзданий и собора. Харьковская крепость — одна из сотен крепостей, которые появились, когда на договоре о дружбе Украины и России сохли подписи Хмельницкого и Романова. До начала XVIII века город не выделялся среди прочих... Он уступал по площади и населению своим старшим братьям — Чугуеву, Изюму и Белгороду. Но накануне Полтавской битвы в Харьков приезжает Петр I...

ЦАРСКОЕ КРЕЩЕНИЕ: ПЕРВЫЙ ТОСТ

Впервые Харькову крупно повезло в младенчестве. Когда ему едва исполнилось 50 лет, в крепость пожаловал Петр I — великая честь для небольшой крепости с шестью башнями. В разгар войны со шведами Петр со свитой объезжал южные границы страны — искал город, чтобы принять тяжелый бой. Правитель обратил внимание на одну из многих крепостей, чтобы встречать шведов. Остановившись в Харькове, дал указ укрепить валы и рвы вокруг крепости. Здесь с Петром произошла легендарная история — его впервые перепили. Сделали это местные казаки в доме воеводы. Крещение и первый тост с пожеланиями долгой и успешной жизни Харьков получил от самого Петра.

Когда делегация собиралась в путь, заболела жена князя Меньшикова, главного соратника Петра. Обожавший свою супругу полководец попросил разрешения остаться с женой. Даже Екатерина, жена Петра, осталась тогда вместе с Меньшиковыми, так как очень любила княгиню. В Харьков приехали лучшие лекари из столицы — жену вылечили. Благодарный князь приказал построить в городе храм и до конца своих дней опекал город. В историю пребывание Меньшикова в Харькове войдет иначе: здесь князь издал указ о разрушении Запорожской Сечи (стало известно об измене Мазепы и наступлении шведов).

УЧЕНИЕ: ЗАГОВОРИЛ НА ТРЕХ ЯЗЫКАХ

Юношей с розовым румянцем и пушком над верхней губой был Харьков в начале тревожного XIX века. Полный надежд и планов он задавался вопросом: «Куда податься?» Многие ученые справедливо называют переломным в истории города именно 1804 год. 17 января был подписан указ императором Александром Первым об открытии Харьковского университета. Справедливо заметить, что в это время вокруг были и более достойные претенденты — идея создания университета витала в воздухе, но спасибо Василию Назаровичу Каразину. Благодаря его энтузиазму и напору Харьков получил возможность образовываться и расти. Каразин убедил местных жителей делать пожертвования, что и создало материальную базу университета. Первым попечителем Харьковского университета стал поляк, граф Северин. Он же полностью подобрал профессорский состав для университета. Структура университета включала в числе прочих «отделение физических и математических наук». Уже через несколько лет Харьков заговорил на немецком, французском и английском — приехали иностранные преподаватели. Интересно, что в университет поступило всего 57 человек, а через несколько лет их было уже 263.

СВАДЬБА: СОЮЗ З ДОРОГОЙ

К 1860 году Харьков был образован и известен. В городе бурлила промышленная и культурная жизнь, издавали газеты, журналы и работала обсерватория. Молодому перспективному жениху нужно было найти достойную невесту. И в этом Харькову повезло. В середине XIX века, когда в Российской империи все говорили о железной дороге, городские власти всерьез занялись этим проектом.

В марте 1868 года харьковский мэр получил телеграмму из Петербурга, где сообщалось, что дорога из Москвы в Крым может пройти через Харьков, и тут же дал положительный ответ. Уже 22 мая 1869 года Харьков встретил первый поезд с севера. Регулярное движение начнется через месяц. Новость о дороге с фотографией прибывающего поезда облетела все имперские газеты и журналы. Пройдет всего 10 лет — и железная дорога разрастется на 20 000 верст по необъятной стране. К началу XX века Харьков уже был крупным железнодорожным узлом. Самыми распространенными паровозами были серии «Ов», которые железнодорожники в тесном кругу звали «овечками», по той же схеме паровозы «Щу» были «щуками». «Овечки» и «щуки» возили граждан до начала Второй мировой войны. Благодаря железной дороге в городе стала бурно развиваться промышленность и торговля, население увеличилось всего за несколько лет в три раза. К концу XIX века Харьков уже далеко оставил позади своих ближайших конкурентов — Чугуев, Изюм и Белгород.

СТОЛИЦА: ВКУСИЛ ВЛАСТЬ

Сполна вкусил славу и почувствовал власть Харьков, когда ему исполнилось 265 лет. Харьков получил шикарный подарок. Советская власть без лишней мишуры и подарочных ленточек скромно, но со вкусом преподнесла городу статус столицы. Мог ли о таком мечтать Харьков? За 15 столичных лет город преобразился до неузнаваемости. Безграничное финансирование архитектурных проектов, образования научных институтов, учебных и административных центров позволили Харькову расти, количество его жителей перевалило за полмиллиона. Самое главное: в городе стали строить здание для правительства — величайший памятник конструктивизма — Госпром на самой большой площади в Европе. Планировались и другие проекты. В 1930 году власти объявили международный конкурс на проект театра массового и музыкального действия, который должен был стать визитной карточкой Харькова и Советской Украины. Под крышей одного большого здания на три гектара должны были поместиться все творческие коллективы города. Изменился и дух города, ведь до 1934 года здесь был центр, на гастроли приезжали иностранные коллективы, вся наука была здесь. Даже первый дом для писателей, знаменитый особняк «Слово», построили в Харькове. В городе сосредотачивались консульства и посольства, на улицах постоянно звучала иностранная речь. Все это исчезло в один момент. Столицу перенесли в Киев, проекты заморозили. Но у Харькова остался другой статус — он стал Первой столицей и под этой маркой пошел дальше.

РОЖДЕНИЕ СЫНА — МЕТРО

Война нанесла еще один сокрушительный удар по самолюбию города, который не оправился после потери столичного статуса. Харьков не смог удержать врага — немцы оккупировали город дважды. Но вместе со всей страной город быстро восстанавливался. В начале 60-х в Харькове официально регистрируют миллионного жителя. Это был большой козырь в рукаве уже умудренного жизненным опытом города. С миллионом можно было требовать от старших братьев Москвы и Киева привилегий, в первую очередь метро. В то время основное направление пассажирских перевозок проходило по оси города с запада на восток. Трассу первой очереди метрополитена было решено проложить от Южного вокзала до завода «Электротяжмаш». 29 апреля 1968 года Советом Министров СССР было принято решение о строительстве первой очереди метрополитена. 23 августа 1975 года открыли свои двери первые 8 станций подземки. В первый же день работы на метро прокатилось 413 тысяч харьковчан. Харьков стал вторым городом Украины, где построили метро. Уже в августе 1977 были начаты работы на второй очереди (соединил центр города и Салтовский жилой массив).

ЮБИЛЕЙ: КАЗАК ХАРЬКО ОТ ЦЕРЕТЕЛИ

Свой последний юбилей — 350 лет — город встретил с размахом. Археологи ХНУ им. Каразина получили грант для проведения раскопок в черте города. В экспедиции на Донецком городище было найдено много ценных экспонатов, которые сегодня выставляются в музее археологии.

Специально ко дню города известному (но с неоднозначной репутацией) скульптору Зурабу Церетели заказали конную статую основателя города казака Харько. Его установили в самом начале специально расширенного проспекта Ленина. Празднования длились несколько дней, поздравления приходили со всех концов земного шара. В это время проводится международный шахматный турнир, на который приезжают гроссмейстеры со всего мира. Была выпущена почтовая марка, открыты две станции метро. К этому моменту в Харькове работает 21 высшее учебное заведение, где обучаются 127 тысячи студентов, 193 школы, в них 167 тысяч детей, 6 театров, 900 библиотек, 5 музеев, 65 больниц, 31 трамвайный, 32 троллейбусных и 52 автобусных маршрута. Население Харькова — 1 млн 428 тыс.

ЕСЛИ БЫ ХАРЬКОВ ОСТАЛСЯ СТОЛИЦЕЙ, УКРАИНА БЫЛА БЫ ДРУГОЙ
Думаю, жители всех крупных городов Украины иногда, не слишком всерьез, но сожалели по поводу того, что их город — не столица страны. Не в политическом, а чисто в практическом смысле, ведь столица — это более высокий уровень жизни, рабочие места и лучшие вузы. Но если для дончан или львовян это рассуждения чисто гипотетические, то для харьковчан они наиболее приближены к реальности, потому что ни Донецк, ни Львов столицей никогда не были. А Харьков был.

Как уроженец Харьковской области, я помню эти рассуждения с детства. Опять-таки в советские времена это были больше рассуждения на уровне желудка, ибо Киев относился к первой категории снабжения, а Харьков — ко второй. Тем не менее ни одному харьковчанину не нужно было объяснять, почему их город называется «первой столицей» — ведь именно в нем была провозглашена Украинская Советская Социалистическая Республика, правопреемником которой позже стала независимая Украина.

Статус Первой столицы стал одной из составляющих харьковской гордости — наравне с площадью Дзержинского (сейчас — Свободы, второй по величине площадью в мире после китайской Тяньаньмэнь), родившимися в Харькове Клавдией Шульженко и Людмилой Гурченко, посвятившим Харькову три повести Эдуардом Лимоновым и ставшим знаменитым в Харькове рокером Чижом.

Но осенью 2004-го Харьков (и не только он) с особым чувством вспомнил о своем утерянном статусе. Когда встал вопрос о Юго-Восточной автономии, никто, даже «донецкие», не поставили под сомнение то, что ее столицей может быть только Харьков. Как и в 1919-м, когда «красный» Харьков противостоял «жовто-блакитному» Киеву. Именно за свою пролетарскую сознательность и несклонность к национализму Харьков стал тогда первой столицей. И будь он столицей в переломные 1991-й и 2004-й, история могла бы пойти совсем другим путем.

Хотя нельзя исключать, что 1991-й все-таки был бы, потому что главной движущей силой независимости являлись не идеи националистов, а желание партноменклатуры избавиться от контроля Москвы и без оглядки на Кремль переделить собственность. Хотя, к примеру, пришедший из Харькова на киевский трон предшественник Кравчука Владимир Ивашко не представлял себе независимой Украины, и, не сбеги он в Москву, вслед за «третьим универсалом» (декларацией о суверенитете), четвертый (декларация о независимости) мог бы и не последовать.

Но даже развалившийся Союз тогда скорее стал бы конфедерацией (как, собственно, это и планировал Ельцин), чем формальной структурой с ничем не наполненным названием «СНГ».

И уж представить себе Майдан-2004 на площади Свободы (даже при том, что она, в отличие от Майдана, реально способна вместить полмиллиона) просто нереально. Даже чисто географически, в ситуации, когда сто тысяч куда легче было бы привезти из Донецка, чем из Западной Украины, «оранжевая революция» была бы осложнена. Но главным фактором, благодаря которому она состоялась, была все-таки поддержка киевлян. Которые, правда, исходили не из галицких идей национал-патриотизма, а из более сложного комплекса чувств (желание жить «как в Европе», усталость от Кучмы, страх перед «бандитом Януковичем» и прочее). Но национал-патриоты смогли закрепить в мозгах относительного большинства киевлян как аксиому, что независимость Украины возможна лишь при избавлении от любого влияния Москвы. А вот интернациональный, чуждый местечковости и открытый к свободному общению со всеми странами и народами Харьков никогда не смог бы принять лозунг «Геть від Москви!», как не принял его и в 20-е, хотя Хвылевой опубликовал его именно в Харькове. И потому любая попытка переворота, подобного «оранжевой революции», была бы обречена.

Киевлянам, для того чтобы понять то, что еще в 2004-м понял Харьков, нужно было пройти Майдан. Сегодня очень сложно найти людей с киевской пропиской, которые бы при словах «оранжевая революция» испытывали какие-то положительные эмоции, кроме ностальгии по нескольким неделям веры во что-то лучшее. Они уже поняли, что «независимость» в «оранжевом» исполнении может быть довольно неприятной штукой. Но если бы Сталин 75 лет назад не перенес бы столицу, то всего этого опыта и у киевлян, и у всей страны не было бы. Да и страна была бы совсем другой.

Александр Пасюта, Дмитрий Коротков

 
Ремарка:

Прекрасно помню переломный 2004 год, зиму, когда были мысли сделать Харьков центром новой формации, с единым расчетом в бюджет страны через харьковские казначейские счета.  Только свидомые сразу начали вопеть о сеператизме, об отрыве от Украины и вообще, вообще, вообще... Если на ошибаюсь, на несколько дней были перекрыты бюджетные расчеты в сводный бюджет общего фонда.

В общем — согласен с тем, что в тексте выделил красным цветом. Если бы Харьков был столицей, пяти лет оранжевого угара страна не испытала бы. Мы бы не получили во власти профанов и рвачей в виде майданных «командиров», которые кочевали из кабинета в кабинет, попутно набивая карманы.

Tags: Харьков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments